ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ

Бытие существует только тут и на данный момент (hic et nunc). Обладание существует только во времени — в прошедшем, в реальном и будущем.

При ориентации на обладание мы привязаны к тому, что накопили в прошедшем: к деньгам, земле, славе, соц положению, познаниям, детям, мемуарам. Мы думаем о прошедшем, и наши чувства — это ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ мемуары о прошедших эмоциях (либо о том, что мы принимаем за таковые). (В этом заключается суть сентиментальности.) Мы сущность прошедшее, и мы можем сказать: «Я — это то, чем я был».

Будущее — это предвосхищение того, что станет прошедшим. И при установке на обладание оно воспринимается как прошедшее, что находит ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ свое выражение в словах: «У этого человека есть будущее»; это означает, что этот индивидум будет владеть многими вещами, даже если он на данный момент их не имеет. В рекламе компании Форда: «В будущем Вас ожидает Форд» — ударение делается на том, что вы будете владеть автомобилем; точно так же при неких ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ сделках продаются и покупаются «будущие товары». База обладания одна и та же, независимо от того, с чем мы имеем дело — с прошедшим либо будущим.

Истинное — это точка, где прошедшее встречается с будущим, это станция на границе 2-ух времен, соединяющая их и отменно ничем от их не отличающаяся.

Бытие ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ не непременно существует вне времени, но время совсем не довлеет над ним. Живописец имеет дело с красками, холстом, кистями, архитектор — с камнем и резцом. Но творческий акт, «образ» того, что они хотят сделать, выходит за границы времени. Это вспышка либо огромное количество вспышек, но чувство времени в таком «видении ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ» отсутствует. Все это в равной мере относится и к мыслителям. Естественно, они фиксируют свои мысли во времени, но творческое постижение их — это вневременной акт. И это типично для каждого проявления бытия. Переживание любви, радости, постижения правды происходит не во времени, а тут и на данный момент. Эти тут и на ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ данный момент сущность вечность , либо вневременность. Но вечность совсем не представляет собой нескончаемо длительное время, хотя конкретно такое неверное представление очень всераспространено.

Говоря об отношении к прошлому, следует сделать одну важную обмолвку. Наши ссылки на прошедшее — это мемуары, размышления о нем; при таком методе «обладания» прошедшим оно мертво. Но ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ можно возвратить прошедшее к жизни. Можно пережить какую-нибудь ситуацию нашего прошедшего так очень и живо, будто бы она происходит тут и на данный момент. А это означает, что можно воссоздавать прошедшее, возвращать его к жизни (другими словами в символической форме оживлять погибшее). И в той мере, в какой ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ мы делаем это, прошедшее перестает быть прошедшим; оно есть нечто, происходящее тут и на данный момент.

Будущее тоже может переживаться так, как будто оно имеет место тут и на данный момент. Это происходит в тех случаях, когда какое-то будущее событие мы предвидим с таковой точностью, что оно относится ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ к будущему только «объективно», другими словами как наружный факт, но не лично, не в нашем внутреннем опыте. Такая природа подлинной утопической мысли (в отличие от утопических грез); такая база настоящей веры, которая не нуждается во наружной реализации «в будущем», чтоб переживаемое стало реальностью.

Понятия прошедшего, реального и грядущего ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ, другими словами времени, вошли в нашу жизнь поэтому, что они плотно сплетены с нашим физическим существованием: ограниченной длительностью нашей жизни, необходимостью повсевременно хлопотать о собственном организме, природой физического мира, из которого мы черпаем все, что необходимо для поддержания жизни. Ведь жить вечно нереально; смертным не дано игнорировать время либо быть ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ неподвластным ему. Ритмическая смена денька и ночи, сна и бодрствования, роста и старения, потребность поддерживать себя работой и защищать себя — все эти причины принуждают нас считаться с течением времени, если мы желаем жить, а наш организм принуждает нас желать жить. Но одно дело считаться с течением времени, и совершенно ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ другое — подчиняться ему. Когда превалирует принцип бытия, мы считаемся с течением времени, но не подчиняемся ему. Когда же превалирует принцип обладания, считаться с течением времени значит подчиняться ему. В таком случае вещами являются не только лишь вещи, но вообщем все живое. Время начинает владычествовать над нами. В ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ сфере же бытия время оказывается свергнутым с престола; оно перестает быть кумиром, который подчиняет для себя всю нашу жизнь.

В промышленном обществе власть времени беспредельна. Современный метод производства просит, чтоб хоть какое действие было точно «хронометрировано», чтоб не только лишь работа на нескончаемом конвейере, да и вообщем большая часть ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ видов нашей деятельности подчинялись бы фактору времени. Более того, время — это не только лишь время, «время — деньги». Из машины необходимо выдавить максимум: вот почему машина навязывает рабочему собственный ритм.

Конкретно средством машины владычествует над нами время. Только в часы, свободные от работы, создается у нас видимость какого-то выбора ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС — ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ. И все же мы в большинстве случаев организуем собственный досуг так же, как и работу, либо восстаем против деспотии времени, предаваясь абсолютной лени. Но бездельничание, если не считать делом неподчинение времени, — только иллюзия свободы, по сути это всего только условное освобождение от кутузки, имя которой — «время».


zeka-vasilev-i-petrov-zeka-vladimir-visockij.html
zelenaya-kasha-iz-petrushki-tikvennih-semechek-i-yablok.html
zelenaya-zona-mikrorajona-s-fizkulturnimi-ploshadkami.html