Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов

Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов

Попробуем найти метод, которым бодрствующий взрослый человек взирает на интерсубъективный мир ежедневной жизни, в каком он действует и на который повлияет как человек посреди людей. Этот мир существовал до нашего рождения, воспринимался в опыте и интерпретациях других, наших предшественников, как упорядоченный. Сейчас же он представлен нашему опыту и интерпретациям. Все Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов интерпретации этого мира основаны на предыдущем опыте его восприятия, нашем своем либо переданном нам родителями либо учителями; этот опыт как припас наличного познания работает как схема референции. К припасу наличного познания относится познание того, что мир, в каком мы живем, состоит из ограниченного числа объектов с более либо наименее определенными качествами Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов, объектов, посреди которых мы передвигаемся, на которые мы можем повлиять и которые сопротивляются этому воздействию. Но ни один из этих объектов не воспринимается как изолированный. Он вначале помещен в горизонт уже знакомого и известного и как такой воспринимается как бесспорная данность до следующего упоминания, не проблематизированный, но Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов в хоть какое время проблематизируемый припас наличного познания. Непроблематизированный предыдущий опыт, но, вначале дан как типизированный, т.е. несущий открытый горизонт ожидаемого схожего опыта. Окружающий мир, например, воспринимается в опыте не как нагромождение отдельных неподражаемых объектов, рассеянных в пространстве и времени, но как «горы», «деревья», «животные», «люди». Я мог бы Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов никогда не узреть ирландского сеттера, но если я его лицезрел, то я знаю, что это животное, а конкретно собака, демонстрирующая знакомые приметы и поведение, обычное для собаки, а не, скажем, кошки. Я могу задать резонный вопрос: «Какова порода этой собаки?» Вопрос подразумевает, что отличие этой собаки от всех, которых я Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов знаю, становится значимым и проблематизируется только благодаря тому, что по моему прошлому опыту я знаю, что такое обычная собака. В более спец языке Гуссерля, чей анализ типизаций в ежедневной жизни мы попробовали подытожить, то, что испытывается в опыте реального восприятия объекта, апперцептивно передается хоть какому другому Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов схожему объекту, воспринимаемому только как тип. Реальный опыт подтверждает либо не подтверждает моего предвосхищения (антиципации) типического сходства с другими объектами. Если подтверждает, антиципируемое содержание типа возрастает; в то же время, тип может быть разбит на подтипы; с другой стороны, реальный объект обладает и персональными качествами, которые, все же, воспринимаются Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов в типизированной форме.

В конце концов – и это очень принципиально – объект, воспринятый в типизированной форме, может рассматриваться как представитель (экземпляр) всеобщего типа и ведет меня к понятию этого типа, и мне не надо никаких особых средств, чтоб мыслить о определенной собаке как об экземпляре всеобщего понятия «собака». Мой ирландский сеттер Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов Ровер «в целом» показывает все обычные черты, которые, согласно моему прошлому опыту, предполагаются в понятии «собака». Но меня не интересует то, что присуще ему вровень с другими собаками. Я вижу в нем собственного друга и товарища Ровера, и в качестве такого хорошего от всех иных ирландских сеттеров, имеющих общие с Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов ним черты наружности и поведения; я не склонен, не имея на то особенной предпосылки, созидать в Ровере млекопитающее, животное, объект окружающего мира, хотя я и знаю, что всем этим он тоже является.

Так, в естественной установке ежедневной жизни мы имеем дело только с определенными объектами, выпадающими из непроблематизированного поля Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов объектов прошедшего опыта, и избирательная деятельность нашего разума определяет, какие конкретно свойства такового объекта являются персональными, а какие – обычными. Словом, нас заинтересовывают только отдельные характеристики такового объекта. Это означает, что если объект S имеет специфичное свойство p , выражение «S есть p» является эллиптическим. Ибо S , взятое в его явленности Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов мне как бесспорной данности, не обладает только свойством p , но также и q , и r , и обилием других. Так что полное выражение следует читать: « S есть, кроме q и r , к тому же p . Если я утверждаю по отношению к само собой разумеющимся элементам мира «S есть p», то делаю Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов это поэтому, что при данных обстоятельствах меня интересует бытие S в качестве p , безотносительно к его бытию в качестве q и r.

Употребляемые тут определения «интерес» и «релевантность» – только заглавия для серии сложных заморочек, которые не могут рассматриваться вне рамок данной дискуссии. Но ограничимся только несколькими ремарками.

Человек Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов в хоть какой момент собственной ежедневной жизни находится в биографически детерминированной ситуации, т.е. в определяемом им физическом и социокультурном окружении, в каком он занимает конкретное место, не только лишь в пространственно-временном либо статусно-ролевом смысле, да и в морально-идеологическом. Сказать, что ситуация является биографически детерминированной, означает сказать Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов, что она имеет свою историю; это осадок всего предыдущего опыта человека, организованного в обычные данности его наличного познания, и как таковые являющиеся только его личной собственностью, данной ему и только ему*. Эта биографически детерминированная ситуация содержит в себе определенные способности будущих практических и теоретических форм деятельности, так именуемые Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов «наличные цели». Эта система релевантностей, в свою очередь, определяет, какие элементы должны составить базу обобщающей типизации, какие характеристики этих частей должны считаться характерно-типичными, а какие – уникальными и персональными, т.е. как мы должны продвинуться в открытый горизонт типичности. В отношении нашего предшествующего примера это значит, что изменение Здравый смысл индивида является системой типизированных конструктов моих наличных целей и присущих им систем релевантностей, сдвиг «контекста», в каком S мне увлекателен, может повлечь за собой сдвиг моего энтузиазма к бытию S в качестве q , в то время как его бытие в качестве p становится нерелевантным.


zdravstvuj--tolkovanie-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchitel-nachalnih-klassov-pasinok-yuliya-yurevna.html
zdravstvuj-maslenica-razvlechenie-dlya-detej-starshej-i-podgotovitelnoj-grupp-detskogo-sada.html
zdravstvuj-pervaya-faza.html